Лето. На небе ни облачка. Тепло и хорошо. Какая чудная пора для ребятишек. Не надо надевать на себя кучу ненужных вещей и убеждать мам и бабушек, что ты непременно вернешься домой, когда у тебя промокнут ноги или почувствуешь что подмерз. Майка, шорты и рогатка, вот и все что нужно из одежды уважающему себя пацану. Именно в таком обмундировании и вышел в свой маленький дворик хулиган.

Вышел и не поверил своему счастью. Прямо во дворе началась грандиозная стройка. Тут было все! Трактор, экскаватор, кран и еще куча прекрасных вещей, которым можно было найти достойное применение. Была, правда, одна маленькая проблемка. Возле игрушек крутилось много великовозрастных детей в засаленных робах и называть их следовало не иначе как дядя рабочий. Старшие товарищи сказали хулигану, что рабочие ни за что на свете не дадут ему поиграть с их игрушками.

Не дадут и не надо, сам возьму, подумал хулиган и начал искать взглядом, что же взять. Пока глаза хулигана искали предмет его мечты, рабочие стали куда-то собираться и уходить. Не прошло и пяти минут, как стройка опустела. Какой прекрасный день и самое главное как вовремя я вышел погулять, с такими мыслями хулиган рванул на баррикады. Баррикадами оказался хилый забор, который мог остановить только лентяя или столетнюю старушку.

Перемахнув через него, хулиган чуть не обнял огромную бочку со смолой, которую рабочие, зачем-то, поставили на огонь. Не обратив, по началу, на это никакого внимания он начал искать, что же, собственно говоря, взять. Расстройству не было границ. Рабочие ничего не оставили. Создалось такое впечатление, что за ними пришли мамы и заставили их убрать все свои игрушки, а кто не хотел убирать, то за ними вдобавок пришли их бабушки и все-таки заставили все убрать. Все пропало, нет в жизни счастья.

Понурив голову и чуть не плача от обиды за добросовестность рабочих, хулиган пошел прочь.

На его пути опять оказалась бочка, он выдернул торчащую из нее палку со смолой и начал крутить ею над головой. Брызги смолы летели во все стороны делая замысловатые кляксы на строительных вагончиках. Класс!!! Вот это становится уже интересно! А что если смолу поджечь?! Сказано сделано. Летящие в разные стороны огненные шары воодушевляли и возвращали к жизни хулигана.

В силу своей природной доброты и c непреодолимым желанием поделиться своей радостью с ближним хулиган вышел в массы. Благодарный зритель нашелся сразу. Вся детвора во дворе с радостью наблюдала за действом и восторженно кричала: «Есцо хотим!!!». На восторженные крики детей незамедлительно отреагировали мамаши. Представление пришлось прекратить, во всяком случае, во дворе. Обильно смазав палку смолой, хулиган пошел на большую сцену.

Примыкавшая ко дворику, улица почти всегда была полна народу и недостатка в зрителях не наблюдалось. Правда, была какая то странность в их поведении. Люди разбегались в разные стороны и вместо слов «Есцо хотим» раздавались призывы к насилию в отношении хулигана. Вдруг чьи-то руки вцепились в хулигана и начали его трясти. Оторопев от неожиданности, он выронил палку со смолой и попытался вырваться. Это почти ему удалось, если бы не вторая пара рук перехватившая его. Немного опомнившись, он увидел, что руки принадлежали двум теткам, у одной из которых на платье красовалась черная смоляная клякса. Тетки трясли ребенка и требовали присутствия его родителей.

Встреча родителей с этими дамами никак не входила в планы хулигана, и он наотрез отказывался предоставить такую информацию. Неизвестно сколько продолжался бы этот допрос, если бы не белобрысая девчонка со двора. С ехидной улыбочкой на лице она сообщила адрес родителей хулигана и даже вызвалась проводить до дверей. Одно слово, девчонка! Придет время, поквитаемся!

В сопровождении двух конвойных и белобрысой предательницы его привели домой. Увидев плачущего, растрепанного ребенка мама на контакт с дамами не пошла. Предложения о компенсации за испорченное платье были отвергнуты и дамы были выставлены вон. Казалось, мама должна была наказать хулигана за его проделки, но нет, она наоборот — обняла и пожалела свое чадо. Даже, было ринувшегося наказывать папу, она остановила одним взглядом, в котором явно читалось «Только попробуй!».

Вот так мои дорогие читатели хулиган в первый раз ощутил силу маминой любви и крепкого тыла своим начинаниям.